Бакинский завод Искра    Главная
Начальная
страница
 ЧаВо
Вопросы
и ответы
 Разделы
Наши
темы
 Ссылки
Каталог
сайтов
 Файлы
Каталог
программ
 Форум
Наш
форум
  Логин: Пароль:

  Поиск:  



· Главная
· Архив новостей
· Видео и аудио
· Видеочат
· День рождения
· Добавить новость
· Игры онлайн
· Каталог ссылок
· Каталог файлов
· Наши форумы
· Обмен валют
· Обратная связь
· Рейтинг пользователей
· Рекомендовать нас
· Список Искровцев
· Список пользователей
· Темы новостей
· Фотоальбом
· ЧаВО

Загрузка...


Когда Баку стал столицей

Баку и Бакинцы Pol написал "15 мая 1859 года сильное землетрясение разрушило Шамаху. Проведенные обследования архитектором Главного управления наместника на Кавказе, немцем Карлом Густавовичем Гиппиус, послужили основанием для принятия  судьбоносного решения. Правитель края фельдмаршал князь А.И.Барятинский, учитывая эти исследования и придавая большое значение морскому порту, возбудил ходатайство о перенесении губернаторства в Баку. Позже, в память об этом человеке, одна из улиц в центре Баку была названа Барятинской (с 1923 г. - Фиолетова, с 1991 г. - акад. Абдулкерима Ализаде).



22 октября 1859 года в Баку было введено губернское правление, а 6 декабря указом Александра 11 получил степень губернского города. Бакинским военным губернатором был назначен б.военный губернатор Шамахинской губернии, генерал-майор князь Константин Давыдович Тархан-Моуравов, брат кавказского героя генерал-адъютанта Иосифа Давыдовича. Князь был из грузинских князей Тифлисской губернии, православный. Вся его военная карьера была связана с Кавказом. В 1830 году под командованием генерал-майора, немца Ренненкампфа отличился в покорении Осетии. Получил много наград.

Вице-губернатором с ним работал д.с.с. Петр Демианович Гнилосаров. Губернским прокурором служит н.с. Пигулевский, который "отличался бойкими способностями, знанием дела, вниманием к исполнению своих обязанностей, благородным во всех делах стремлением". Вместе с губернатором в Баку переселилась вся шамахинская губернская администрация. Среди них бывший полицмейстер Шамахи, немец, к.а. Густав Иванович Варн-Эк, выходец из известной московской семьи потомственных аптекарей К.Эйхлер, судья Иван Михайлович Гагель, частный пристав, француз барон Орест Феликс Де-Монфор и многие другие. Среди общественных деятелей Баку - потомственный почетный гражданин Ага-Усейн-Кули Сафар-Алиев.


Исполняющим должность полицмейстера был назначен Иван Любимович фон Вихман. Он родился в 1831 году, из дворян Тифлисской губернии, лютеранского вероисповедания. Воспитывался в Тифлисской дворянской гимназии. В службу вступил в 1848 году унтер-офицером. За годы службы награжден орденами (кавалер ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Анны 2-й ст. с мечами над орденом, Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Станислава с императорской короной и мечами и, той же степени, с мечами) и медалями. Имел золотую шашку с надписью "За храбрость". Он создал в городе полицейскую команду, которая состояла из 15 вольнонаемных полицейских эсаулов. 15 января 1864 года приказом наместника Кавказского был назначен бакинским полицейским, в ноябре - шамахинским уездным начальником. В феврале 1865 года был произведен в майоры, в 1866 году - в полковники. Тогда же, за "открытие фальшивых билетов у поляка Коллонтай, уроженца г. Шомберга", был награжден 1500 рублями серебром. За энергичное стремление к водворению спокойствия в Шамахинском уезде наместник Кавказский неоднократно объявлял ему благоволение и повышал зарплату. Жалование он получал 1200 рублей в год, квартирные - 360, разъездные - 240 и столовые - 400 рублей. Женат был на дочери губернского секретаря Нине Савишне Спивачевской, православного вероисповедания. Имел сыновей Михаила, 1865 года рождения, Николая, 1868 г., Владимира, 1870 г. и дочь Елену, 1872 года.


Баку оживился. Наплыв "всякого рода людей" стал интенсивней. В город потянулись русские сектанты (молокане, скопцы и др.), мелкие лавочники, купцы, ремесленники. Из Шуши и Тифлиса целыми толпами приезжают армяне, которых тогда считали "инородческой народностью, прилегающей к нашему краю". Из Кубы, Шамахи, Ленкорани и Персии - мусульмане. Отмена в 1861 году царем Александром II крепостного права дала толчок для развития капитализма в России и способствовала миграции населения империи. Вообще, Баку всегда имел притягательную силу, в том числе и для разных авантюристов. Приезжало много молодых людей по приглашению коммерческих предприятий д.с.с., немца, барона Николая Егоровича Торнау. Он с 1845 года работал в правлении Каспийской области. Барон был известен в России как блестящий знаток Востока, автор ряда исследований по проблемам исламского законодательства. В 1850 году он опубликовал в Санкт-Петербурге книгу "Изложение начал мусульманского законодательства". На основе наиболее уважаемых исламских богословских пособий он изложил нормы шариата. Книга переиздана в наши дни большим тиражом.


На то время население Баку достигло 13000 человек. Было 4 церкви, 23 мечети, 18 магазинов и 11 бань. В Бакинском уезде проживало 43560 человек, из них: армяне-григориане - 325 мужчин и 271 женщина, римско-католики - 44 и 11, лютеране - 34 и 11, евреи - 16 и 4, раскольники - 15 и 4, соответственно, и 3 огнепоклонника. В Бакинской губернии - 64 православных священнослужителей, один католический и 1006 армянских. Живет 741 иностранец, не присягнувший на подданство российское.


В городе ощущался большой недостаток невест. Русским женихам приходилось ездить в Россию за женами. Полковники не гнушались жениться на отпущенных барами девках. Некоторые догадливые барышни сами приезжали из России и здесь "блистательно свивали себе семейное счастье". Некоторые женились на крещеных молоканках и армянках.


По утверждению военного губернатора в отчете за 1860 год, мусульмане различались друг от друга не только по уездам, но и по характеру и нравам. Бакинские шииты в большинстве были из Шуши и Ленкорани "и по нравам ближе к персиянам". Сунниты - из Нухи, Кубы и Шамахи, ближе к горным народам. Но все в Баку "отличаются кротостью, покорностью, необыкновенным трудолюбием". Праздными они почти никогда не остаются, занимаются круглый год хозяйством, перевозкой на арбах тяжестей и работами по найму. Разбоя между мусульманами не существует, преступления редки, но под влиянием соседних держав склонны к фанатизму в религиозном вопросе. Так, во время войны с Турцией некоторые секретные эмиссары возбуждали суннитов и склоняли крестьян, особенно в Нухинском уезде, к раздорам. Несколько отличались куртинцы в Шушинском уезде и дилагардинцы в Ленкорани.


"Армяне, преимущественно из Шуши, старались работать на государственных службах, но смотрели на нее как на аренду, дающую возможность им обогатиться и обеспечить свое состояние". Евреи занимались мелочной торговлей и не смешивались ни с мусульманами, ни с армянами. Русские находятся в самых добрых отношениях со всеми туземцами, но отмечаются раздоры между ними и молоканами. Так, в селении Алты-Ачаг, где есть православная церковь и церковное училище, был инцидент после принятия восемью молоканами православия.


Главным в притягательности Баку, конечно, стало "чудное явление природы" в виде "фонтанов нефти, которые забили на каменистых и безводных полях Бакинского уезда". Указание на присутствие нефти в регионе Кавказа, на земле Азербайджана находится в библейской истории. В книге Маккавеев повествуется, что во время переселения иудеев в Персию они скрыли в колодце священный жертвенный огонь. При обратном переселении в Палестину вместе с пророком Неемией потомки этих переселенцев стали искать сокрытый предками священный огонь, но вместо него нашли "густую воду", которая, будучи налита на раскаленный жертвенный камень, вспыхнула большим пламенем. Место это было огорожено, признано святым и названо местом очищения "нефтарь" или нефтой.


Начиная с ХYII века, Баку приобретает славу обладателя несметных подземных богатств. Бакинская нефть привлекает внимание европейцев. В 1636-39 годах город посетил немец Адам Эльшлегер, более известный как путешественник Олеарий. Он описывает разнообразные ямы, из которых сильным ключом бьет преимущественно белая Oleum Petroleum. Первое, приблизительное описание Бакинского нефтяного промысла сделал секретарь шведского консульства в Персии Е.Кемпфер.


Нефтяные месторождения вызывают интерес и у русского правительства. В 1733 году немец, академик И.Лерхе, состоящий при русском посольстве в Персии, посетил Бакинский нефтяной район. В 1772 году действительный член Российской академии наук, профессор Самуэль-Готлиб Георг Гмелин (1744-1774) в 1768 году вместе с Яковом Ключаревым, Иваном Борисовым и аптекарем И.Д.Луге отправились в прикаспийскую экспедицию. Пройдя Дербент, Баку, Шамаху, Сальяны и др., они получили много интересных материалов по вопросу нефти. В 1772 году Гмелин вторично отправился в экспедицию, но на обратном пути возле Дербента 5 февраля 1774 года был взят в плен. Это было сделано по приказанию хана Усмея, злого на русское правительство за то, что 30 лет тому назад оно приняло в подданство несколько, ушедших от него, семей. Императрица Екатерина II отклонила требование хана предоставить выкуп в 30 000 рублей и решила освободить его силой. Но Самуэль не выдержал тяжелых условий и от изнурений скончался 16 июня 1774 года в Ахмедкенде. Так драматично закончил свою жизнь тридцатилетний сын известного химика Иоганна Георга Гмелина из Тюбингена.


Екатерина II приняла все меры для получения от хана всех вещей и записей ученого. И только в 1812 году была составлена рукопись Гмелина, характеризующая бакинский нефтяной промысел в конце 18 столетия. В 1861 году академик Дорн посетил место кончины Гмелина и на предполагаемом месте погребения в деревне Каякент, Дагестанской области, в 50 верстах от Дербента воздвигнул надгробный памятник, который в 1903 году был реставрирован.


В начале XIX века люди начали добывать и использовать нефть. В 1859 году в Америке, в штате Пенсильвания, были открыты нефтяные месторождения и полковником (на самом деле железнодорожным кондуктором) Эдвином Дрэйком была заложена первая буровая скважина.


В Баку процесс шел очень медленно, что объяснялось прежде всего отсутствием денег и знаний. Поселяне и городские жители выделывали разного рода оружия, ткани, ковры, попоны, вышивали шелком по сукну и бархату чепраки, настольные покрывала и пр., что составляло предметы роскоши. Большинство местных богачей занимались торговлей, открывали множество магазинов и лавок, имели свои рестораны и гостиницы, т.е. проявляли себя там, где не требовалось образования, и была гарантия на получение высоких прибылей без особого риска.


Предвидя большое будущее бакинской нефтяной промышленности, барон Торнау решил построить первый фотогенный завод в Баку. Вместе с компаньонами "Закавказского торгового общества" купцом Василием Александровичем Кокоревым (1817-1889) и Петром Ионовичем Губониным (1825-1894), они решили расположить его возле древнего храма зороастрийцев-огнепоклонников в Сураханах. Там природный газ выходил прямо на поверхность земли. Местные мальчишки вырывали небольшие ямки, которые тут же воспламенялись. Тоже происходило и с водой. Это представляло поразительное зрелище. В храме в то время еще жили несколько индусов, которые вместе со своим старшим совершали богослужения.


Кокорев родился в Вологде, в семье купца-старообрядца, владельца небольшого солеваренного завода. Едва выучившись читать и считать, юный Кокорев на том и завершил свое формальное образование. Вскоре он решил ставить свое дело и отправился в Петербург "для приискания откупных занятий". Он разбогател на винных откупах, подрядах на производство и продаже водки. Савва Мамонтов называл его в своем дневнике не иначе, как "откупщицким царем". Дело это было вполне обычное, и многие известные купеческие фамилии (кстати, в том числе и отец самого Саввы - Иван Мамонтов) сколотили первоначальный капитал именно таким образом. На недоуменные вопросы своих коллег-купцов, с чего это он занялся таким непривычным для виноторговца делом, Кокорев, как правило, отшучивался: "Хитрого нету: там гонишь - горилка, здесь гонишь - горючка, а на рубль-два у меня всегда накрут будет!".


Губонин был из крепостных крестьян-старообрядцев и родился в д. Борисово, Коломенского уезда, Московской губ. В 1858 году получил от помещика вольную и записался в Москве в купцы 3-й гильдии. Он стал одним из активных учредителей акционерных обществ по строительству железных дорог в России. В 1868 году получил звание почетного гражданина. Совместно с В.А.Кокоревым учредил Волжско-Камский банк в 1870 году. Был в числе организаторов Политехнической выставки 1872 г. в Москве (в том же году получил дворянство за пожертвования на устройство выставки и участие в организации ее железнодорожного отдела), участвовал в финансировании строительства здания Политехнического музея в Москве. В 1875 году получил звание действительного статского советника, а в 1885 г. - тайного советника. В 1876 г. два его сына Сергей и Николай Петровичи были возведены в дворянство и в 1878 году получили дворянский герб с девизом "Не себе, а Родине". По воспоминаниям С.Ю. Витте, Губонин представлял собой "русского простого мужика с большим здравым смыслом".


Устройство бакинского завода началось в 1858 году. Кокорев был вовлечен в нефтяное дело благодаря настойчивости барона Торнау, сторонника усиления влияния России в Персии посредством развития экономических связей. Учредителями "Закаспийского торгового товарищества" вместе с Василием Кокоревым и бароном Торнау стали д.с.с. Н.Новосельский, купцы И.Мамонтов, П.Медынцев и П.Губонин.


Залогом того, что завод будет одним из лучших в Каспийской области, служила просвещенная деятельность барона Торнау. Проект и технологию завода разработал известный немецкий химик Юстус Либих (1803-1873), а строительством руководил его ассистент, немец Э.Мольденгауэр. Были закуплены дорогие машины из Германии. В 1860 году завод уже получал из кира фотоген, но его качество не соответствовало требованиям. Завод не приносил совладельцам прибыли и встал вопрос о его закрытии. Для консультаций Кокорев пригласил магистра химии Московского университета, потомственного фармацевта, немца Вильгельма-Эдуарда Эйхлера, который занимался вопросами исследования нефти. Это был брат аптекаря Карла и отец будущего архитектора Евангелическо-Лютеранской церкви спасителя в Баку Адольфа Эйхлера.


В.Эйхлер посоветовал Кокореву полностью преобразовать завод для организации процесса переработки сырой нефти и дальнейшей очистки дистиллята. Это был большой риск, но Кокорев пошел на это. В качестве топлива на заводе стали использовать природный газ, выходы которого имелись прямо на территории предприятия. В 1864 году был получен продукт, названный им "фотонафтиль". Слово фото (светлое) было использовано специально, чтобы подчеркнуть, что "масло" светлее и качественнее, чем темное, которое добывают американцы. В 1865 году на Московской выставке, "во внимание к важности производства минерального масла для России", фотонафтилю была присуждена большая серебряная медаль. Но название "фотонафтиль" не могло конкурировать с названием, которое дал продукту в 1802 году Селинг в Бургундии - "фотоген". Позже этот продукт получил название керосин.


На острове Святой (Пираллахи) немец, аптекарь Витте тоже построил в 1861 году завод. Управляющий заводом, немец Росмеслер использовал в качестве сырья кир, но результаты были неутешительны, завод понес убытки и вскоре был закрыт. Работавший на этом заводе Джеват Меликов в 1863 году построил керосиновый завод в Баку и сумел достичь хороших результатов. Но отсутствие необходимого капитала не позволило одному из лучших на Абшероне знатоков нефтеперегонной техники удержать в своих руках это дело. В 1860 году на должность бакинского губернского и городского архитектора был назначен К.Г. Гиппиус. Он родился в 1832 году в Петербурге и был младшим сыном портретиста и художника Густава Адольфовича из Эстляндии (Эстония).


После окончания Академии художеств Карл получил звание свободного художника и в 1857 году был приглашен на место архитектора и художника в "Закаспийское торговое общество". Большую часть своей жизни он посвятил Кавказу. Первые торговые амбары в Баку были построены под его руководством. В 1859 году он перешел на службу в Главное управление наместника Кавказского. Благодаря его неусыпной деятельности Баку "из грязного азиатского лабиринта переулков" постепенно превращался в прекрасный город.


В этом же году в Астраханский отдел общества "Кавказ и Меркурий", правление которого располагалось в Санкт-Петербурге, поступил на службу вольным штурманом молодой небогатый человек - голландец Асмус Лео (Лев Мартинович) де Бур. Получив должность командира на шхуне "Великий князь Михаил", он появился в Баку. Лео родился в лютеранской семье потомственных мореплавателей. Один из них, Франц де Бур, был принят Петром Первым в 1703 году на службу капитаном, служил на Олонецкой верфи, откуда, командуя шнявой "Ямбург", прибыл в Петербург. Отец Льва, Мартин, несмотря на то, что имел дворянское звание, которое получил в Голландии за заслуги перед английским королем, был человеком несостоятельным. В поисках счастья он переехал в Курляндию (Латвию), получил российское подданство и работал капитаном на морских судах. В Либаве (Лиепая) у Мартина родилось пять сыновей - Оскар, Евгений, Лев, Бруно, Федор и дочери: Елизавета-Антония и Вильгельмина.


В Баку на берегу моря была морская станция, командовал которой флагман Каспийского флота, генерал-лейтенант Фрейтаг, "человек честный, открытый и приятный". Пароходы из Баку в Астрахань шли два раза в месяц, и при благоприятных обстоятельствах должны были прибывать на пятые сутки. Но иногда такие путешествия затягивались до двух недель. На станции постоянно толпились то прибывающие, то отбывающие морские офицеры. При содействии аранжировщика песен и танцев поляка Полянского там всегда было шумно и весело. Мусульмане Баку увлекались катанием на шхунах и, как отмечают современники, "им было свойственно призвание к морскому искусству, страсть к морскому делу и очень большое уважение к рыбе кутум".


В городе работает только одно, переведенное из Шамахи высшее четырехклассное училище с благородным пансионом, где учатся 122 ученика. В октябре 1861 года по ходатайству военного губернатора Тархан-Моуравова в Баку было открыто отделение Женского благотворительного общества во имя Св.Нины, которое находилось под покровительством императрицы Марии Александровны. В 1862 году для учебного заведения был приобретен у Фрейтага дом с большим садом на окраине города, что было крайней редкостью в те годы. Первой председательницей правления учебно-воспитательного заведения общества Св. Нины в Баку стала баронесса, супруга Торнау. Это по ее инициативе в 1863 году на должность начальницы этого заведения губернатор Тархан-Моуравов вызвал из Астрахани 59-летнюю вдову коллежского асессора, немку лютеранского вероисповедания Эмилию Ивановну Лютер.


В 1849-58 годах она работала там председательницей детских приютов и была дважды удостоена величайшего благоволения и денежной награды. В заведении учатся 30 русских воспитанниц, одна грузинка и одна армянка. "Мусульмане отвергают обучение дочерей. И это при том, что они всегда понимали значение грамотности и их муллы везде ее распространяют. Что же касается наук, то они не видят пока в этом надобности. Высшее сословие мусульман отдает детей в училища. Армяне же охотно отправляют детей в Москву, в Лазаревский институт".


6 декабря 1862 года наместником на Кавказе становится Его Императорское Величество великий князь, генерал-адъютант Михаил Николаевич, женой которого была Великая Княгиня Ольга Федоровна, принцесса Баденская - Цецилия. Около 20 лет они пробыли на Кавказе.


К 1863 году в Баку население увеличилось до 13 692 человек, в Бакинском уезде - 51 713 человек, из них армян - 359 мужчин и 299 женщин, католиков 98 и 26, лютеран 55 и 17, евреев 31 и 10, соответственно. Остался только один огнепоклонник. Работает фотонафтилевый, парафиновый и кирпичный заводы. Казенных домов всего 58, частных 2613, бань уже 14. Кроме военных врачей, в Бакинской губернии работают 13 врачей.


Католическое общество Баку продолжает хлопоты по постройке молитвенного дома, разрешенного ранее в Шамахе. Бакинский военный губернатор 12 января 1863 году испросил разрешение на отвод для этого пустопорожнего участка в Баку. На что наместник Кавказский в 1864 году разъяснил, что "по закону, места общественного богослужения римско-католического исповедания называются церковью или каплицами", а не молитвенными домами. У католиков не принято содержать священника за свой счет. Кроме того, в Закавказском крае римско-католики и армяне-католики имеют право возводить свои церкви только после Высочайшего разрешения Его Императорского Величества. Устройство же каплиц и подвижных престолов можно производить после получения разрешения от губернского начальства".


В эти годы визитатором Римско-католической церкви и духовенства на Кавказе и за Кавказом был Максимилиан Орловский, деканом военных капелланов и временным управляющим Закавказской Римско-католической церкви - магистр Франц Старевич. Ему помогал иеромонах Сенкевич. Согласно указу Екатерины II от 1783 года, римско-католическим церквям Российской империи было запрещено принимать папские буллы (грамоты Папы с металлической печатью) и денежные пожертвования. В империи был создан свой "Рим" - Могилевский католический центр. Все последующие цареправители не изменили это решение. Так что можно с полной уверенностью утверждать, что только через два века у Папы римского (на этот раз судьба подарила это Иоанну Павлу II) появилась возможность вновь появиться на Кавказе.


В октябре 1863 года бакинским военным губернатором и управляющим гражданской частью был назначен генерал-лейтенант Михаил Петрович Колюбакин. Он родился в 1811 году в Волынской губернии. Воспитывался в Царскосельском благородном пансионе, который окончил в 1830 году. В службу вступил кандидатом в гвардейцы Уланского Его Высочества, великого князя Михаила Павловича полка. В 1838 году был направлен на Кавказ, где дослужился до генерал-лейтенанта. В 1841 году штаб-капитан, адъютант начальника штаба отделения Кавказского корпуса. Занимал должность вице-губернатора Кутаиси. Был членом Совета при Кавказском наместнике, с 1852 года занимал должность вице-губернатора в Тифлисе, был членом географического и сельскохозяйственного обществ и начальником управления сельского хозяйства. Благодаря своей доброжелательности, получил имя "мирный".


На Кавказе он служил вместе с братом, рядовым Кавказского корпуса Николаем Петровичем, который родился в 1810 году. Учился в благородном пансионе при Царскосельском лицее, где окончил курс в 1829 г. Был выпущен в гражданскую службу, но через год перешел корнетом в лейб-гвардию Гродненского гусарского полка. В 1834 г. в Коломне за дерзость и "оскорбление действием" против полкового командира (дал пощечину) был осужден, разжалован в рядовые и назначен на службу на Кавказ. В этом полку прославился своей блестящей храбростью. Тогда же он спас жизнь корнету князю А.И. Барятинскому, вынеся его раненого из боя на своих плечах. В другом бою сам был ранен тяжело в ногу. Барятинский всю жизнь помнил об этом и по его ходатайству перед генералом Вельяминовым Николай Петрович в 27 лет был произведен в офицеры. Это известие его достигло в Пятигорске, где в 1837 году он лечился после ранения. Там он познакомился с Михаилом Лермонтовым и стал прообразом Грушницкого в его поэме "Княжна Мери".


В 1850 году наместник Кавказский князь Воронцов назначил Н.П.Колюбакина начальником Джаро-Белоканского округа, а потом кутаисским вице-губернатором. В 1851 он занял пост начальника 3-го отдела Черноморской береговой линии в Сухуми, один из самых важных и ответственных в то время на Кавказе. Имея пылкий темперамент, он не смог работать с армянином, вице-адмиралом Серебряковым, который так "раздражал его своим постоянным скрытым противодействием всем его начинаниям", что Николаю Николаевичу пришлось покинуть этот пост. В 1856 г. наместник на Кавказе Муравьев назначил его кутаисским военным губернатором, в 1857 году он был произведен в генерал-майоры и назначен управляющим Менгрелией.


Будучи уже генерал-лейтенантом и занимая пост кутаисского генерал-губернатора, в 1862 он был сменен, "за дозволение похоронить князя Сванетии Константина Дадешкилиани, расстрелянного по военному суду за убийство в 1857 году князя А.И.Гагарина".


С 1863 года жил в Москве, был членом литературного кружка князя В.Ф.Одоевского. Опубликовал статью "О применении крестьянского вопроса к кавказскому населению". Его очень любили за чистоту порывов и благородство стремлений. Некоторые сведения и фото Колюбакиных любезно предоставил их потомок, исследователь из Санкт-Петербурга Михаил Маров.


Михаил Петрович Колюбакин был очень энергичным человеком, но в отличие от брата, не был так эмоционален. Свою работу он начал с заботы о сельском управлении и перемене, практически всех уездных начальников, так как "местное население не питает уважения и доверия к чиновникам из армян или мусульман и хотят видеть на этих постах русских".


Баку, под его неусыпной заботливостью, получил быстрое развитие. Начались работы по благоустройству города и морского берега. Этому способствовало и открытие Европейско-Персидского тракта в 1863 году. Вместе с ним в губернском правлении работают немцы - Федор Христофорович фон Вольфран (который работал на Кавказе с июня 1846 года, прослужил двадцать лет и исполнял долг служебный с примерным усердием), делопроизводители - Александр Иванович и Адельб Иванович фон Варн-Эк и другие.


Губернатору Колюбакину в работе активно помогала его супруга Мария Васильевна, ур. Крюковская, которая и возглавила Бакинское отделение Женского общества Св. Нины. Это общество сыграло большую роль в развитии женского просвещения в Баку. За все время своего существования, вплоть до революции, сотни девушек разных национальностей и вероисповеданий, получили воспитание и образование в этом заведении. Это позволило им занять известное положение в обществе, найти средства к существованию, воспитать собственных детей и их поколение.


Заведение Св. Нины в Баку всегда существовало на частные средства, "жертвуемые без всякого различия национальности и общественного положения". Одними из первых жертвователей были шамахинские жители Гаджи-Кули и Мешади-Аббас, подарившие 4000 рублей. Большое внимание и пожертвования к этому заведению были со стороны одного из великих азербайджанцев, достойно не оцененного до сих пор, Гаджи Зейналабдина Тагиева.


В 1864 благодаря усилиям Льва де Бура было организовано Бакинское агентство Астраханского общества пароходства и торговли "Кавказ и Меркурий". Возглавив это агентство, Лев Мартинович приобрел постоянное место жительства в Баку и активно включился в его жизнь. В 1866 году это общество построило на морском берегу док, который на долгие годы разделил морскую береговую полосу в черте города на две части. В 1868 году общество окончательно перенесло центр своей деятельности на Каспийском море из Астрахани в Баку. Агентом и управляющим общества в Баку был назначен Лев Мартинович. Это был яркий человек, который своим поведением и трудом быстро завоевал известность и уважение бакинцев. Сегодня его имя связывают с так называемым Дебуровским дворцом, где в настоящее время располагается Музей изобразительных искусств имени Р.Мустафаева. О достойной жизни этого человека и его судьбе мы уже рассказывали в газете "Эхо" N147 от 12 августа 2006 года.


Первым своим благоустройством Баку обязан губернатору Колюбакину и архитектору К.Г.Гиппиус. По ходатайству губернатора в 1865 году было получено разрешение на снос старой городской стены, которая отделяла город от морского берега и "своей бесполезностью препятствовала свободному движению воздуха". Освободившееся пространство было продано за 44 тыс. рублей, на эти деньги соорудили маленькую изящную каменную набережную, которая вскоре украсилась красивыми частными домами. Шло строительство большого дома для Дворянского клуба. Теперь городская жизнь кипела на набережной.


Гиппиус отстоял неприкосновенность Ханского дворца, когда явилось предложение приспособить его под тюрьму. Он урегулировал улицы и площади, устроил три городских фонтана и сформировал ряд улиц. Гиппиус был прекрасным акварелистом и всегда рисовал виды городов и памятников, но своим произведениям не придавал значения и охотно раздавал знакомым. Одна акварель, где отображена Бакинская набережная, известна многим знатокам Баку и предлагается вниманию читателей.


Губернатор М.Колюбакин не проявлял, подобно своему брату Николаю Николаевичу, открытую неприязнь к армянам. Но уже в 1865 году в канцелярии Бакинского губернатора был создан секретный стол, осуществлявший надзор за деятельностью армян в Баку. Так, в сохранившихся документах Государственного исторического архива Азербайджана есть сообщение от 9 декабря 1866 года "о появившейся в уезде в продаже папиросной бумаги с изображением армянского царства". Для борьбы с политическими проявлениями в пределах Бакинской губернии в 1867 году было учреждено Губернское жандармское управление, которое ежегодно составляло сведения о деятельности армян в Баку.


Колюбакин в своих ежегодных отчетах, направляемых наместнику Кавказскому, подробно останавливается на внутренней жизни армян и следит за незатихающим конфликтом, который разгорелся в Шамахе в связи с образованием армянской лютеранской общины.


Все началось еще в начале века. В 1820 году на Кавказе, с целью распространения слова божьего среди язычников, иудеев, магометан и христиан-сектантов, появились протестантские миссионеры из Швейцарского Базельского миссионерского общества. Но, согласно закону от 25 декабря 1806 года, запрещалось вести миссионерскую работу среди российскоподданных граждан, независимо от их национальности и вероисповедания. Таким образом, у миссионеров была возможность работать только среди переселенцев - армян, персов, русских сектантов и немецких сепаратистов. Осмотревшись, миссионеры решили начать с армян. В 1824 году они купили в Шуше дом, организовали школу и начали обращать персидских и турецких армян в лютеран. Но их деятельность вызвала недовольство даже у "невежественного армянского духовенства".


За 15 лет миссионеры несколько раз посещали Шамаху, где, по мнению армяно-григорианской церкви, "сеяли раскол среди армян". 11 декабря 1830 года Правительственный сенат принял указ, запрещающий "духовенству каждой терпимой в России иностранной веры не только преподавать духовные требы, наставления или внушения, но и входить в отношения с лицами другой веры".


Наместник на Кавказе барон Г.В.Розен (1831-1837) никогда не сочувствовал миссионерам. Проанализировав их деятельность за 13 лет, он счел ее бесполезной для края и отказался от них. Указом Николая I от 26 июня 1835 года миссионерская деятельность в России была запрещена. В 1836 году миссионеры продали дом в Шуше казенному учреждению и покинули этот край. Но с целью продолжения своего дела послали на учебу в Эстляндию (Эстонию) Саркиса Амбарцумянца. В 1841 году он вернулся в Шамаху и начал пропагандировать лютеранство среди армян. К 1852 году там было уже 26 армян-лютеран. Против них выступила армяно-григорианская церковь, которая запретила их допускать к себе в церковь. Это приводило к раздорам, столкновениям и вражде. В конце 1863 года их объявили отщепенцами и запретили "строить из себя отдельное религиозное общество". Теперь каждый желающий принять лютеранство должен был просить об этом отдельно. Соблазн прекратился. Наместник на Кавказе великий князь Михаил в 1864 году порекомендовал армянскому духовенству действовать путем убеждения, тогда можно надеяться, что число лютеран не увеличится. Но "недостатки духовенства армянского" вынудили наместника в 1865 году издать указание о "законном порядке перехода в лютеранство армян" и обратиться к Московской консистории Единой лютеранской церкви России с просьбой назначить туда духовного пастора.


Но и это не принесло мира, прежде всего потому, что были сложности с самим армянским духовенством, о чем в своем отчете в 1865 году доносит Колюбакин: "Епархии начали дробиться, что приводит к увеличению числа черного духовенства. Искусственно создаются отдельные центры духовной администрации, увеличивающие расходование средств на содержание епархиального начальства. В каждой деревне, где есть армянская церковь, учреждается приход. Белое духовенство отличается невежеством. Вместо того, чтобы достойно представлять пастырей своей церкви, духовные школы дают такое воспитание, что большая часть учеников избирает греховное поприще. И, самое главное, нарушается единство мер, которое при настоящем положение армянской церкви составляет предмет первой важности".


В 1866 году в Баку проживает 14897 человек, в Бакинской губернии - 859843, из них православных - 1450, армян-григориан - 128 241, римско-католиков -810, лютеран- 329, русских раскольников - 13 975. Остальные -мусульмане. В Баку в 1865 году было всего 175 иностранцев. Больше всего приезжает французов и итальянцев, которые закупают в Нухе шелк и шелковичные коконы. Присутствие архитектора в городе способствует строительству красивых капитальных частных зданий.


При Бакинском благородном собрании открылась единственная бесплатная библиотека. Бакинская реальная прогимназия готовится к преобразованиям в полную. В заведении Св.Нины учатся всего 22 ученицы. В губернии ощущается упадок шелководства, но развивается виноделие. Вина Матрассинское, Кюрдамирское и Гурджаани пользуются заслуженным успехом.


Несмотря на то, что Михаил Петрович был недоволен работой полицейских, в этом году им удалось поймать партию известного разбойника Абдул-Керима и наказать.


В Шамахе вопрос с армянами-лютеранами не успокаивался, пришлось его ставить на государственную основу. Вскоре правительство разрешило армянам исповедовать лютеранскую веру. 22 августа 1866 года в Шамаху прибыл генерал-суперинтендент Московской лютеранской консистории Вильгельм Карлблом для испытания армян согласно догматам лютеранской церкви. Он нашел их приготовленными к присоединению к лютеранской церкви. После этого лекарь Давид Ростомян уговорил армяно-григорианскую церковь отменить дискриминационные меры в отношении армян-лютеран и даже стал помогать последним.


В 1866 году прусским консулом на Кавказе был назначен Отто Федорович фон Сименс (1836-1871), который расположился в Тифлисе. Он был одним из восьми братьев Сименс, которые в 1864 году приобрели на посесcионном праве за 70 тыс.рублей Гядабей медные рудники. Построив заводы и организовав единое, основанное на строго научном начале горно-заводское предприятие, они вскоре заняли первое место по добыче и переработке меди не только на Кавказе, но и в Российской империи. 9 сентября 1866 года по приказу наместника на Кавказе была создана комиссия для исследования местностей под руководством академика, немца Германа Вильгельмовича Абиха (1806-1886). В это же время на Кавказе активно работает и другой немец, горный инженер Ф.В. фон Кошкуль.


19 февраля 1867 года в Баку состоялось торжественное открытие Бакинского окружного суда. Исправляющим должность прокурора был назначен поляк, потомственный дворянин, коллежский советник (полковник) Станислав Иванович Деспот-Зенович. В марте 1868 года его избрали членом окружного суда и директором Бакинского губернского тюремного комитета. О нем и о его шестнадцатилетней деятельности на посту бакинского головы мы рассказывали в газете "Эхо" в N203, от 4 ноября 2006 года. Членом суда стал присяжный поверенный, человек с активной жизненной позицией, немец Александр Федорович фон Вэльке.


В 1867 году Гиппиус был переведен губернским архитектором в Ириванскую губернию, которая была открыта 1 января 1850 года. Первым военным губернатором туда был назначен генерал-майор, немец Альбрандт, но буквально перед открытием он неожиданно скончался. Не повезло и Гиппиусу. Местный климат плохо отразился на его здоровье, вскоре у него сделалась сухотка спинного мозга и он потерял зрение одного глаза. В 1871 году он выехал в Москву, занимался частными постройками и состоял архитектором Московского страхового общества и Дворянского собрания. 22 августа 1880 года в возрасте 48 лет К.Г. Гиппиус скончался от разрыва сердца и был похоронен на Смоленском кладбище.


Оставил свой след на земле Азербайджана и старший брат Карла, свободный художник Отто Густавович Гиппиус (1826-1883). Будучи внуком лютеранского пастора, он большую часть своей жизни посвятил созданию архитектурного стиля протестантских храмов. В то время эти церкви строились по типу католических церквей, что не соответствовало ни духу протестантизма, ни особенностям богослужения. Он хотел создать храм, в котором при массе простора и наружной монументальности достигалась цель - проповедник должен быть виден отовсюду и звук его голоса не должен пропадать ни в одной точке зала.


Первую лютеранскую церковь Св. Карла он построил в Ревеле (Таллин). В 1870 годах по его проекту был построен армянский собор Св. Григория Лусаворича в Баку. Место для этого храма на Парапете еще в 1864 году губернатор Колюбакин отвел для строительства нового православного храма, но размер площади не соответствовал масштабам предполагаемого строения. Кроме того, в традициях православных церквей и кладбищ они должны располагаться на возвышенностях. Тогда в 1865 году этот участок земли, по прошению армян, был отдан под строительство нового армянского собора.


Работу по благоустройству города продолжил архитектор Касымбек Гаджибабабеков, который урегулировал береговую полосу и набережную. За крепостной стеной росло новое предместье. По утверждению главного знатока истории архитектуры Баку, ученого Ш.С. Фатулаева, Касымбек осуществил строительство центральной площади форштадта - Парапета, которая стала деловым и общественным центром Баку. По проекту Мешади Мирзы Кафар Измайлова, в 1868 году Гаджибабабеков построил на углу Парапета большой собственный дом, в котором располагался караван-сарай (бывший кинотеатр "Араз"), а в девятисотые годы - Немецкий магазин готового платья.


Группа деревьев, носившая название Комендантского сада, постепенно к 1868 году превратилась в красиво аранжированный Городской сад. В честь жены наместника на Кавказе Михаила Николаевича - Ольги Федоровны одна из улиц была названа Ольгинской (с 1929 г. - Джапаридзе, с 1992 г.- Мамедэмина Расулзаде). Рядом, в честь великих князей - Великокняжеский проспект (Азиатская, с 1924 г. - Петра Монтина, с 1992 г. - А.Гулиева).


В 1868 году в Баку проживает 15100 человек, из них армян - 765 , римско-католиков - 166, лютеран-44, евреев- 55 , раскольников- 106 и один огнепоклонник. В этом году было открыто телеграфное сообщение между Тифлисом и Баку. После окончания Тамбовского духовного семинара приехал в город священник Федор Фаворский. Он отличался твердой волей и "говорил строго обличительные проповеди". На свои 1000 рублей священник открыл при Николаевском соборе маленькую приходскую школу, где наряду с законом божьим преподавали русский язык, арифметику и ремесла: столярное, сапожное и переплетное. Желающих учиться набралось такое количество, что городу пришлось помочь ему и выделить еще 200 рублей в год на пособия. Но этого было недостаточно и вскоре, из-за отсутствия средств, школа была закрыта. Единственное в городе среднее учебное заведение при Благотворительном обществе Св.Нины также стало получать от города помощь в 1500 рублей в год. Там учится 57 человек, из которых 47 живут в пансионе. В реальной гимназии учатся 263 ученика- 118 русских, 72 армянина, 42 мусульманина и дети других национальностей и вероисповеданий.


В 1868 году в Баку уже работало 23 нефтеперерабатывающих завода, но керосин до 3-х млн. пудов в год продолжали ввозить из Америки. По сведениям директора Горного департамента Константина Аполлоновича Скальковского, одним из первых разработчиков процесса бурения в Баку был прусскоподданный немец, "оригинальный изобретатель", механик общества "Кавказ и Меркурий" Отто Карлович Ленц. Это благодаря ему в 1868 году Л.М. де Бур и Александр Александрович фон Бурмейстер начали первые бурения нефтяных скважин в Баку "ленцовским способом".


6 мая 1868 года на мысе Баилов в присутствии великого князя Алексея Александровича Романова была заложена пятиглавая церковь с двумя престолами: главным - во имя святителя Алексия Митрополита Московского и во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Освящение этой церкви, получившей название Морской (Портовой), а позже Баиловского военного собора, было проведено 28 ноября 1871 года. Собор был окрашен в коричневый цвет, его окружала каменная ограда с колонами из старых пушек дулами вниз, соединенными цепями. Против собора был разбит сквер, получивший название Адмиралтейского.


24 октября 1868 года в 11 часов во всех церквях Закавказья прошла панихида по умершему в Москве генерал-лейтенанту Н.П.Колюбакину, брату губернатора. В Баку на это время было две православные церкви - Николаевская и по военному ведомству Флотская, одна армяно-григорианская в крепости, молоканский молитвенный дом и 23 мечети.


Взаимоотношения между различными народностями и властями продолжают оставаться под пристальным вниманием губернатора Колюбакина. В годовом отчете за 1869 год он пишет: "Татары понимают власть, как силу гнетущую, суровую и беспощадную, но чтут ее. Если власть справедлива, то они в глубоком сознании повинуются ей. Случаи ослушания единичны. В общей массе они довольства малого, добродушны, безропотны и покорны. Могут лжесвидетельствовать против христиан в пользу своих иноверцев, но это считается поступком извинительным. У отдельных личностей, от праздности и лени, отмечается склонность к грабежам. Но это исключение. Армяне хладнокровны и скрыто мстительны. При трусливости своей редко занимаются грабежом. Они более корыстны и чрезвычайно скупы. При этом всегда готовы к всякого рода ухищрениям для того, чтобы подрыться под власть, действующую не в их интересах. Они, как правило, сбиваются в общины или корпорации с общими материальными интересами. Сплачиваясь в религии или в торговле, они часто обнаруживают противодействие, ослушание и массами совершают покушения на явное неповиновение требованиям начальств. Обуздать армян может только строгое исполнение требований".


Бакинский военный губернатор слыл справедливым. Он пользовался уважением и почитанием. Соболезнуя о поднятии нравственного уровня своих подчиненных, Михаил Петрович издал распоряжение, которым запретил низшим чинам полиции позволять себе брать у крестьян какие-либо продукты без денег. Это нововведение тут же превратилось в анекдот:


"Является мужик к полицейскому и говорит:


- Вот, я вашей милости барашка привел. На что тот возмущенно кричит:


- Да ты что, не читал циркуляра!


- Никак нет, ваша милость.


- Да ведь там сказано, чтобы ничего от вас без денег не брать!


Полез мужик в мошну и вытащил рублевку в придачу к барашку "...

 Автор: Fufa63         Источник www.baku.ru


Примечание: 22 октября 1859 года в Баку было введено губернское правление"


Разместил: admin [27/05/2007]

 
· Больше про Баку и Бакинцы
· Новость от admin


Самая читаемая статья: Баку и Бакинцы:
Когда Баку стал столицей


Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо



 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу


Связанные темы

Баку и Бакинцы

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

Re: Когда Баку стал столицей (Всего: 1)
от Nadezhda 15/01/2008
(Информация о пользователе | Отправить сообщение)

Прочитала статью о Баку с огромным интересом, о многом узнала впервые. Жаль, что исторически сложившиеся названия улиц и скверов не сохранились, а ведь самое первое их название и было бы памятью о людях и событиях тех лет , когда Баку стал столицей.





Играй Бесплатно!!! - www.FreeLoto.ru



Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
© 2006 г. Сообщество бывших работников Бакинского Завода Искра http://uckpa.net
PHP-Nuke Copyright © 2006 by Francisco Burzi. This is free software, and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty, for details, see the license.
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com
Открытие страницы: 0.27 секунды

Получить WMR-бонус Balans.kz на свой кошелек!

Rambler's Top100       VIP каталог Рунета             Каталог Ресурсов Интернет